Обвиняемый Александр Кордюков. Фото: Роман Кисляк

25 февраля в Бресте вынесли приговор покойному Геннадию Шутову, которого смертельно ранили в голову во время протестов 11 августа, и его другу Александру Кордюкову, пишет TUT.BY.

Судья суда Брестской области Светлана Кременевская признала Шутова и Кордюкова виновными в сопротивлении с применением насилия, а Кордюкова — еще и в покушении на убийство лица, в связи с осуществлением им служебной деятельности. Кордюкову назначили 10 лет колонии усиленного режима.

Шутову вынесли обвинительный приговор без назначения наказания.

Оба потерпевших военнослужащих сил специальных операций, на которых, по версии обвинения, напали брестчане, ранее отказались предъявлять иски к обвиняемым о возмещении вреда.

Приговор не вступил в законную силу и может быть обжалован.

Напомним, 16 февраля в Бресте началось рассмотрение уголовного дела о сопротивлении и покушении на убийство лица, охраняющего общественный порядок. События, которые стали поводом для разбирательства, произошли 11 августа 2020. В тот день в Бресте смертельно ранили Геннадия Шутова.

Потерпевшими признали военнослужащих из Марьиной Горки: капитан сил специальных операций Роман Гаврилов и прапорщик Арсений Голицын. Как стало известно в суде, 11 августа их направили на охрану общественного порядка в помощь сотрудникам ОМОН.

По версии обвинения, 11 августа около 22.30 Шутов и Кордюков целенаправленно подошли к Гаврилову и Голицыну, которые в гражданской форме одежды несли службу вблизи домов № 334 и 336 на улице Московской.

— Определив в них лиц, выполнявших обязанности по охране общественного порядка, Шутов и Кордюков предъявили военнослужащим претензии в связи с тем, что те выявляют лиц, участвующих в несанкционированных массовых мероприятиях. В процессе этого Кордюков нанес удар специально принесенной с собой металлической трубой в голову Гаврилову. После удара Гаврилов извлек выданный ему для несения службы пистолет ПМ и произвел предупредительный выстрел в воздух, а затем совместно с Голицыным направился к Шутову и Кордюкову для пресечения их противоправных действий и задержания. Продолжая свои действия, Кордюков бросил трубу в Голицына, попав тому в руку, и стал убегать. Голицын начал его преследовать. В процессе этого произвел два выстрела из пистолета ПМ, однако Кордюков скрылся в толпе. В это же время Шутов, оказывая с применением насилия сопротивление Гаврилову, выполнявшему обязанности по охране общественного порядка, схватил последнего за ногу и попытался повалить на землю. С учетом ухудшения самочувствия после удара трубой по голове, реальной опасности жизни и здоровью, а также угрозы насильственного завладения вверенным ему огнестрельным оружием и боеприпасами, Гаврилов для пресечения противоправных действий Шутова принял решение выстрелить ему в правое плечо. В момент выстрела Шутов, продолжавший активные насильственные агрессивные действия, сместился в сторону, вследствие чего пуля попала ему в затылок, — зачитал на первом заседании текст обвинения прокурор.

Вину Александр Кордюков не признал. По его версии, события развивались иначе. Вечером 11 августа Геннадий пришел к нему в гараж. Они выпили около 350 граммов настойки на двоих и пошли в сторону ДК профсоюзов, чтобы посмотреть, что там происходит. Когда подошли к перекрестку улицы Московской и Партизанского проспекта, мужчины заметили скопление людей. Геннадий и Александр пошли на парапет к дому № 334. У обвиняемого в руке был обрезок металлической трубы, который он подобрал возле парка Воинов-Интернационалистов «для самообороны». На парапете они стояли и смотрели за протестами издали. Примерно через 40 минут Геннадий с Александром заметили рядом двух парней и подошли к ним. По словам Александра, он хотел у них поинтересоваться происходящим.

— Вместо того чтобы нормально ответить, один из этих парней (Гаврилов. — Прим. TUT.BY) ударил или толкнул меня в корпус, от чего я упал со скамейки, — зачитал обвиняемый. — В ответ на действия Гаврилова я ему инстинктивно нанес удар трубой куда-то в область левого бедра. Точно не в голову. В голову я не бил. Далее я снова залез на лавку, Гаврилов и Голицын развернулись к нам с Шутовым лицом и, немного отступив назад, достали пистолеты. (…) Кто-то из них крикнул: «Лицом вниз, уроды, завалю». С их стороны раздался выстрел. Боковым зрением я заметил, что Геннадий, находясь левее от меня, начинает опускаться на колени, держа руки за головой. По-моему, в тот момент он был расположен спиной к Гаврилову и лицом к улице Московской. Голицын в это время направил на меня пистолет, целясь мне в голову. Испугавшись за свою жизнь, я начал убегать, бросив на землю трубу, чтобы она не мешала мне бежать. В этот момент со стороны Голицына раздался выстрел в мою сторону. Я увидел вспышку от выстрела и услышал характерный звук. Голицын начал преследовать меня, что-то кричать. Когда я убегал, я слышал звук двух выстрелов. Из материалов дела получается, что один выстрел был сделан Гавриловым в Шутова, а второй — Голицыным вверх, от чего пуля попала в потолок балкона.

Александр Кордюков подчеркнул, что не знал, кем на самом деле являлись Гаврилов и Голицын. В тот день они были одеты в гражданское, пистолеты хранили в поясных сумках.