С этого года для некоторых белорусов, попавших в «пенсионную ловушку», незначительно увеличили пенсию. Те, у кого есть 10 лет страхового стажа, смогут получать порядка 145 рублей в месяц вместо социальной пенсии в 129 рублей. Однако эти выплаты мужчины начинают получать только с 65 лет (пенсионный возраст для мужчин в этом году — 62,5 года), женщины — с 60 (пенсионный возраст — 57,5 года). «И никто даже не поинтересовался, на что я буду жить до 60. Да и вообще, пока мне 60 исполнится, они еще что-нибудь придумают», — возмущается Наталья из Новополоцка, которой не хватило страхового стажа из-за того, что она 10 лет ухаживала за ребенком-инвалидом. «Радует, что в 60 мне начнут платить хоть какую-то пенсию, но как дожить до 60?» — задается тем же вопросом Оксана из Минска. Ей не хватило 2,5 года стажа из-за того, что наниматель не платил за нее страховые взносы.

FINANCE.TUT.BY поговорил с теми, кто оказался в «пенсионной ловушке», о том, почему им не хватило стажа, на какие деньги они живут сейчас и что думают о сложившейся ситуации.

Что происходит со страховым стажем в Беларуси и почему люди попадают в «пенсионную ловушку»

С 2013 года в Беларуси повышается минимальный страховой стаж, который нужен для получения трудовой пенсии. В него входит только то время, когда человек работал и платил страховые взносы в Фонд соцзащиты населения, а с 2020 года — еще и срочная служба в армии (помимо страхового есть также общий трудовой стаж, в котором учитываются в том числе учеба в вузе, декрет, уход за инвалидом I группы и так далее, он влияет на размер пенсии).

До 2013 года минимальный страховой стаж, необходимый для получения пенсии, составлял всего 5 лет. В 2013 году он увеличился с 5 до 10 лет, в 2015-м — с 10 до 15, а с 2016-го начал повышаться каждый год на полгода. В 2021 году минимальный страховой стаж составляет 18 лет. К 2025 году его намерены повысить до 20 лет.

Из-за того, что минимальный страховой стаж ощутимо увеличился за небольшой промежуток времени, некоторые люди попали в так называемую «пенсионную ловушку». По старым правилам они могли получить трудовую пенсию, по новым — уже нет, но отработать нужный стаж у них уже нет времени и возможности. По данным Минтруда на 1 января 2020 года, в Беларуси было 3586 человек, которые получали социальную пенсию из-за нехватки страхового стажа. Отметим, что люди, попавшие в «пенсионную ловушку», начинают получать выплаты от государства позже общеустановленного пенсионного возраста: мужчины — в 65 лет, женщины — в 60. Из-за этого также сложно сказать, сколько человек в реальности оказались в такой ситуации: в статистике Минтруда учитываются только те, кто уже начал получать эти выплаты, но сколько тех, кто не получает трудовую пенсию и не достиг нужного возраста для получения социальной, неизвестно. 

Раньше те, кому не хватило страхового стажа для трудовой пенсии, получали социальную пенсию — около 129 рублей. С 2021 года для тех, у кого есть 10 лет страхового стажа, ввели «новый вид трудовой пенсии». Она составляет 73% бюджета прожиточного минимума пенсионера (сейчас — 145 рублей 39 копеек). За каждый год стажа свыше 10 лет пенсия увеличивается на 3%, но в общей сумме она не должна превысить бюджет прожиточного минимума для пенсионера (199 рублей 17 копеек на данный момент). Этот вид пенсии мужчинам также начинают выплачивать с 65 лет, женщинам — с 60.

Около 450 тысяч белорусов живут за черту бедности. В каком регионе их больше всего

«Устроиться на работу не было возможности, везде рассматривали только до 40 лет»

Сейчас Наталье из Новополоцка 58 лет. На пенсию она должна была выйти в 56,5, но не смогла: не хватило страхового стажа. На тот момент минимальная планка составляла 17 лет, а у Натальи их оказалось только 10. И это притом что общий трудовой стаж (в него входят не только периоды работы с уплатой страховых взносов, но и периоды «общественно полезной деятельности») у нее немаленький — 25 лет. Как так получилось?

— Я начинала работать в швейном ателье, — рассказывает Наталья. — Потом на несколько лет ушла в декрет, у меня двое детей. После этого перешла работать на ОАО «Измеритель», провела там 4 года и вынуждена была уйти из-за ребенка: у него начались проблемы со здоровьем. Так что получился небольшой перерыв. Потом я вернулась на «Измеритель», поработала там еще какое-то время и попала под сокращение. На тот момент мне было 45 лет. Устроиться на работу не было возможности, потому что не брали, возраст везде рассматривали только до 40.

В конце концов Наталья нашла семью, которая искала человека для ухода за ребенком-инвалидом. Она оформила на себя уход, стала получать соответствующее пособие и занималась этим еще 10 лет.

— Но меня никто не предупреждал, что этот уход войдет только в общий стаж, а в страховой — нет. В итоге, когда дело дошло до пенсии, оказалось, что у меня всего 10 лет страхового стажа, — объясняет собеседница. — Меня вызвали на комиссию и сказали, что в пенсии мне отказано. Ее назначат только в 60 лет, и это будет не трудовая пенсия, а 73% от бюджета прожиточного минимума. И никто даже не поинтересовался, на что я буду жить до 60. Да и вообще, пока мне 60 исполнится, они еще что-нибудь придумают.

По словам Натальи, на тот момент в комиссии было очень много документов от тех, кому тоже отказали в пенсии из-за нехватки стажа, «люди в очереди стояли».

— Там была женщина, которая в какой-то момент осталась без работы, и кормил ее, по сути, ее огород. Тоже по возрасту никуда не брали. Вообще для женщин найти работу после 45 было очень сложно, да и сейчас ее проблемно найти — и молодежи, и возрастной категории. А еще у меня есть соседка по подъезду, ей не хватило всего двух месяцев! И ей тоже отказано в пенсии до 60 лет. Наверстывать этот страховой стаж бесполезно, он постоянно увеличивается, и мы его уже не догоним.

Наталья говорит, что ей повезло: через знакомых она снова смогла найти работу сиделкой и теперь ухаживает за пожилой бабушкой. Ей платят пособие по уходу — 256 рублей в месяц.

— У мужа моего пенсия 360 рублей. У дочки своя семья, она была вынуждена уйти с работы по состоянию здоровья и теперь тоже устроилась сиделкой, как я. Сын сидит по политическим мотивам, недавно ему дали 1,5 года колонии. Так что помочь финансово никто мне не может, только я сама должна себя содержать.

Что Наталья будет делать после 60 лет, она пока не знает. С одной стороны, можно начать получать пенсию, хоть и урезанную, а с другой, нынешнее пособие по уходу все равно больше этой суммы. Совмещать не получится, нужно выбрать: либо ухаживать за пожилым человеком, либо получать пенсию.

— Буду смотреть по состоянию здоровья. Если здоровье будет позволять, то придется продолжать работать. А что делать, надо же как-то выживать. Эта пенсия — сущие копейки, при нашей-то стоимости жизни, — говорит Наталья.

«Когда подала документы на пенсию, стало известно, что компания не платила страховые взносы»

— Мне 57 лет. На пенсию я должна была выйти в прошлом году. По трудовой книжке у меня все в порядке, а потом оказалось, что я попала вот в такую неприятную ситуацию: не хватило 2,5 года страхового стажа, чтобы получить пенсию, — рассказывает Оксана из Минска.

В свое время после окончания БГУИР она устроилась работать на «Интеграл» по специальности, потом ушла в один декрет, затем — в другой.

— После рождения второго ребенка меня оттуда уволили. На тот момент у нас уже началась перестройка, я со своими знаниями вообще никому была не нужна. Нас очень активно агитировали переезжать в Канаду, где была востребована наша специальность, но у меня была семья, двое маленьких детей, нужен был какой-то начальный капитал, чтобы туда уехать. Сейчас я очень сожалею, что упустила ту возможность, — признается Оксана. — Один сын очень сильно болел — аллергия на все и вся, водить его в сад было бесполезно. Тогда муж сказал, что мне не надо сейчас искать работу, лучше поставить ребенка на ноги. Поэтому какое-то время я не работала.

В то время Оксана самостоятельно начала изучать разные графические программы. База для этого была: художественная школа в детстве, компьютерные курсы на «Интеграле». Благодаря этому позже она смогла выйти на работу уже в качестве дизайнера.

— Я работала в разных фирмах, по разным направлениям, мне было интересно все узнать. Иногда приходилось менять организации, а у меня уже и возраст был. У нас же как: всегда нужны молодые, но с опытом работы. И мне много приходилось доказывать, что я компетентна, что я лучше, чем молодые.


— Так что я осталась и без работы, и без денег, и без пенсии, — констатирует Оксана. — У меня очень серьезное заболевание, я практически не могу ходить и заниматься физическим трудом, поэтому пойти в подсобные рабочие, на уборку или еще что-то в таком духе не могу. Сейчас прохожу медобследование, возможно мне дадут группу инвалидности, но там тоже все непросто. Торговать я не умею. Пробовала себя в каком-то сетевом бизнесе, но, к сожалению, у меня нет хватки, которая для этого нужна. У меня прекрасная профессия, но, к сожалению, заказов в последнее время практически не было.

Сейчас Оксане финансово помогают ее 84-летняя мама, дети и сестра.

— Из того времени, когда я еще нормально работала, у меня оставались какие-то деньги. За этот год я их, конечно, проела. Вот так я осталась, хоть иди и подаяние проси. Но мы уже сами смеемся: это ж стоять надо, а я стоять не могу! На самом деле ситуация действительно патовая. Радует, что в 60 мне начнут платить хоть какую-то пенсию, но как дожить до 60? — задается вопросом Оксана.

В Беларуси зафиксировали рекордную инфляцию за последние 5 лет

«Многие из предприятий, где я работала, закрылись, информации о них нет нигде»

У 58-летней Анны другая причина, по которой она оказалась в «пенсионной ловушке». Ей не удалось подтвердить стаж работы в 80-х и 90-х из-за того, что предприятия, на которых она трудилась, закрылись, а документов о них в архивах не сохранилось.

— Я должна была уйти на пенсию в 56,5 года, страхового стажа на тот момент было нужно 17 лет. Всего мне насчитали 15 лет 7 месяцев и 26 дней. Получается, не хватило 1 года и 4 месяцев, в пенсии было отказано, — подсчитывает Анна. — Чтобы подтвердить стаж, мне нужны были справки с мест работы начиная с 1980 года. Многие из них, в первую очередь государственные, уже закрылись, информации о них нет вообще нигде. Я ездила по архивам, пыталась взять хоть какие-то справки, но распутать этот клубок уже невозможно. Вот в такие переделки мы попали. Мало того что пенсионный возраст повысили и срок работы нам добавили, так еще и вот это все. Также у меня был декретный отпуск, два года учебы на кондитера после десятого класса. Их в страховой стаж тоже не включили (в страховой стаж входят периоды работы с уплатой страховых взносов. — Прим. ред.).

По подсчетам Анны, если бы ей удалось подтвердить все периоды своей работы, ее страховой стаж составил бы 26 лет.

— Почти 10 лет, получается, пропали. Я обращалась в Минтруда, пробовала обратиться и в суд, но мне приходят какие-то отписки. Мол, все вам правильно посчитали, так по законодательству и надо. Просто обидно, что так получилось: ладно бы я не работала и действительно была тунеядкой, не заслужила пенсию. А тут выходит, что я отработала, а пенсия мне все равно не положена, — удивляется Анна. — Я знаю и других людей, которые тоже оказались в такой ситуации. Многие рассказывали, что в 90-е получали зарплату в конвертах. 

Других вариантов тогда не было, деваться некуда, детей кормить надо. А сейчас это не учитывается вообще. Тоже не хватает стажа, хотя люди тогда по десятку лет отработали. Просто законодательство так изменили, чтобы чем меньше людям выплачивать, тем лучше.

Сейчас, чтобы получить деньги на жизнь, Анна работает продавцом на рынке.

— Мне сказали, что в 60 назначат пенсию, но не трудовую, а какую-то минимальную. Она очень маленькая, так что придется работать и дальше. Супруг у меня умер, дети работают, но у них тоже свои семьи. Голодной меня, конечно, если что, не оставят, но содержать меня никто не сможет, — говорит Анна.

«Почему, когда была хорошая зарплата на полторы ставки, этот стаж не засчитали как полтора года?»

В сентябре прошлого года Ирине исполнилось 57 лет. Пенсионный возраст для женщин на тот момент тоже составлял 57 лет, поэтому она отправилась в отделение Фонда соцзащиты за назначением пенсии.

— Я считала, что страхового стажа у меня вполне достаточно. Когда пришла, документы у меня приняли и сказали, что вроде все хорошо — а потом через три недели позвонили и сообщили, что стажа не хватает, — вспоминает ситуацию Ирина. — Я была в шоке! Они так интересно считают: сначала 13 лет стажа, позже — 15 лет и 9 месяцев. В цифры я не вникала, потому что была в состоянии аффекта. Ушла, забрав заявление и все документы, потому что было горько и обидно.

Ирина рассказывает, что она окончила училище и два года проработала на фабрике, потом поступила в техникум и после распределения провела три года в Украине. После этого она снова вернулась в Беларусь и более семи лет преподавала в техникуме. А потом заболела.

— В молодости я получила травму позвоночника, осложнения которой сказались значительно позже, — рассказывает Ирина. — Сначала начала болеть голова, а потом стала терять сознание. Меня положили в больницу, но помощи я так и не дождалась. Муж принес меня домой в прямом смысле этого слова. Какое-то время мне давали больничный, а потом терапевт сказал, что все время продлевать его не может. Пришлось уволиться, потому что преподавать просто не могла. Муж меня вытягивал из этого состояния практически четыре года.

За эти четыре года, говорит Ирина, она смогла заочно получить высшее образование. А когда ей стало лучше, устроилась на станцию юннатов вести кружковую работу.

— Когда заболела свекровь, на семейном совете мы решили, что я могу работать на полставки, чтобы за ней ухаживать. Поверьте, ухаживать за лежачими — это тяжелый труд. На тот момент по прежним законам мне хватало стажа для того, чтобы получить пенсию, поэтому я не переживала. Так продолжалось четыре года. Позже выяснилось, что из-за того, что ставка была неполная, в страховой стаж мне пошло не четыре года, а два, — отмечает собеседница.

Далее в жизни семьи Ирины произошел новый поворот: они с мужем переехали жить в деревню, а там устроиться на работу «физически некуда». На работу секретарем она устроилась только в тот момент, когда в стране появился так называемый налог на тунеядство.

— Проработала там пять лет, но из них мне практически ничего не вошло в страховой стаж, потому что зарплата была очень мала, платили копейки — это ведь деревня. Но когда над тобой висит этот дамоклов меч в виде штрафа за тунеядство, пойдешь на что угодно и куда угодно, — комментирует Ирина.

В конечном итоге, говорит собеседница, ей «на 58-м году жизни надо искать деньги, чтобы как-то прожить на этом свете». Во всей этой истории с нехваткой стажа она не может понять нескольких вещей.

— Почему, когда у меня была хорошая зарплата на полторы ставки, мне не засчитали этот стаж как полтора года? Значит, когда отчислений в ФСЗН не хватает, то стаж снимают, а когда много, то ничего не добавляют? — задается вопросом она. — Если у многих есть такие проблемы с нехваткой стажа, давайте сделаем дифференциацию. Отработал пять лет — платите пенсию за эти пять лет, отработал десять — за десять. А то кому-то же и пары месяцев может не хватить! В России, например, недостающий стаж можно купить. А у нас?

Сейчас Ирину полностью обеспечивает муж, он пока продолжает работать. Еще за предыдущие годы ей удалось скопить немного денег, которые сейчас тратит семья, также пришлось продать кое-что из дома. «Так и живем», — резюмирует Ирина. Вдобавок собеседница переживает из-за 11 прикормленных котов, которых «раздать очень сложно, а выбрасывать рука не поднимается».

— Я нашла было работу в городе, 400 рублей обещали. А потом посмотрела, что из этих 400 рублей около 150 в месяц будет уходить на дорогу, обеды — еще рублей 100 в месяц. Работа в две смены, со второй мне физически добраться домой не на чем, потому что последняя маршрутка уходит в 9 часов, а смена заканчивается в 11. То есть за 150 рублей в остатке я должна буду по ночам ходить шесть километров от остановки до дома, — говорит Ирина. — А больше в округе вообще никакой работы нет, да и я никому уже не нужна в таком возрасте. Самое интересное, что мне работник собеса тогда сказала: «Что ж вы так переживаете? Придете в 60 лет, и вам дадут социальную пенсию». А потом я увидела, что это аж 129 рублей (на данный момент те, у кого есть 10 лет страхового стажа, смогут получать «урезанную» трудовую пенсию. — Прим. ред.). А с каким пафосом это было сказано! Получается, что государство мне и таким, как я, вынесло «смертный приговор». Да, нас не поставили к стенке в прямом смысле этого слова, нас «убивают» в рамках закона, который можно менять в любое время.

У бюджетников заметно упали зарплаты. Их обещают поднять за счет оптимизации численности работников